Суббота, 24.06.2017, 11:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Docking the Mad Dog представляет [43]
Электронные книги в формате epub, скомпилированные и изданные Николаем Мурашовым
Самиздат [16]
Авторские издания электронных книг
Классическая литература [0]
Литература, вошедшая в золотой фонд
Современная проза [34]
Прозаические произведения современных авторов
Современная поэзия [42]
Стихи современных авторов
Учебная литература [7]
Учебники по разным отраслям знания
Изучаем английский [5]
Все для изучения английского языка
Детская литература [4]
Книги для детей

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 198

Twitter

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Социальные сети

Программы для чтения epub

Уже Другая, авторУже Другая

 

 

 

Ирина, 37 лет, 
Беларусь,  
Уже Другая – литературный псевдоним
 
Страницы автора в сети: Стихи.ру
Авторское чтение https://soundcloud.com/irina-valerina
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
  Как обычно
 
На стыке неба и земли
горят огни в домах настывших,
но в люстрах под небесной крышей
нам звёзд сегодня не зажгли.
 
Сегодня Вышний сеет снег,
но чем весной пробьётся семя,
не знает божий человек.
 
Бог человечий гладит время
по круглой тёмной голове,
зверь терпеливо сносит ласку.
 
Молчу простое слово "здравствуй".
 
В домах соседних верхний свет
уже склоняется к интиму,
стекая в бра, в торшер, в ночник.
Плоть к плоти на короткий миг
стремится – здешний гиблый климат
и полугодие тоски
инстинкты будят поневоле,
но я веду вербальным полем
тень неприжившейся строки.
 
Тревожный свет в окне далёком
горит, горит неугасимо.
 
Летят сквозь полночь серафимы
к засобиравшимся до срока,
и душно мне, и тянут в омут
неподчинённые слова,
и, как обычно в час бессонья,
болит тобою голова.
 
 
   Стёбное
 
Раскрашивая охрой Чебурашку, вздыхаешь тяжко —  жизнь пресна, как манка, и так себя, бедняжку, право, жалко, что горло распирает слёзный ком, но вновь не проливается слезами. 
Небритый и поддатый управдом, сминая в лапе книжку Мураками, грозит давно неправедным судом за неуплату местных неуслуг. Ты, отключив и зрение, и слух, киваешь непокорной головой и красишь терракотой Чебурашку, и шлёшь плебея про себя, но нахуй, он рвёт власы и потную рубашку и в ночь уходит, мерзкий крокодил.
Тоска, тоска... Ни времени, ни сил нет на одну попытку суицида, ночь скалится с пристрастием Аида, не лезет в глотку пресловутый кофе, мир катится к банальной катастрофе, но не умрёт, конечно, не умрёт, пока у зверя не раскрашен рот.
И ты сжимаешь волю в кулаке, а карандаш — в недрогнувшей руке, и красишь, красишь алым тот овал, который не эстет нарисовал.
Зверюшка, право слово, недурна — почти как ты: умеренно странна и, в общем-то, типичный интроверт, потерянный меж двух враждебных сред. Во взоре неприкрытая печаль, но разве вот таких кому-то жаль? Безмысленный, бездушный персонаж...
Ломает грифель белый карандаш, в зрачке поставив маленькую точку. Назойливо жужжат чужие строчки, и от своих давно уже мигрень. Так и живешь: ни трень себе, ни дрень, капустницей порхая над грядою под стоны неуёмных козлодоев, и, как ни тщись, но горизонт далёк и высоки предвечные вершины. И ты не тщись, рисованный зверёк, прими как данность — не нужны причины, чтоб просто жить, пусть даже никогда не вырваться из рамочек листа.
А ну листок возьмут да и сомнут? Так то не новость, милый шалапут: сминает время даже манускрипты. Пиликает сверчок на старой скрипке, и в мире воцарилась глубина. До дна... стена... одна... всегда одна, но в этом есть сермяжное, похоже. Cпи, странный зверь, и пусть тебе поможет бумажный трафаретный добрый бог, хотя он никому помочь не смог. Но, веришь ли, и это не беда — всё суета, дружок, всё суета...
 
 
  Я не знаю, как называется это место 
 
Я не знаю, как называется это место,
да и стоит ли это место хоть как-то звать.
Здесь так тускло и сыро, 
как будто тут правят мессу
земноводные твари. 
 
Есть тумбочка и кровать,
стул с подломленной ножкою, 
стол в ширину тетради,
нож, 
тарелка, 
невнятная чашка, 
потёртый плед.
 
Скудный быт. 
Не подумай, не жалуюсь, бога ради,
но одно беспокоит  упрятанный в ставни свет.
 
Он сочится в щербатые щели. 
Сбегают тени,
занимают углы и ниши и там дрожат.
Мне понять бы, чего боятся они на деле,
только стоит ли, право слово? 
 
Обычный ад:
полутьма, полусвет, полутон  никаких зацепок.
В одиночке моей то ли день, то ли ночь, а так
можно быть и писать стопки новых пустых нетленок,
забывая, что дверь не заперта. 
 
Только шаг 
и откроется вся Вселенная с чудесами, 
но не думаю, что я скоро уйти смогу.
 
Время тянется слизнем и прячется за часами,
и проходит немая вечность по волоску
междумирья, в котором стынут слова, сюжеты,
неоткрытые судьбы, несложенные стихи.
 
Не хватает немногого  кофе и сигареты,
но зато я пишу.
Бесконечен мой черновик.
 
 
  Скольжу по тонкой плёнке бытия
 
Скольжу по тонкой плёнке бытия,
рифмую быт, и множатся фантомы.
 
Но где-то там неспешная ладья
того, с кем я пока что не знакома,
идёт, неотвратима, как процесс
горенья вещества в короне Солнца.
 
Мой слабый дух нуждается в лице,
но всё никак ко мне не обернётся
лицом летучим, пепельным лицом
усталый и бессмертный перевозчик.
 
А в лодке, открывая ряд сосцов,
спит сука, и дрожит облезший хвостик
трёхглавого, последнего в помёте,
от вечности несытого на треть.
 
... Доносится глухое: "... не поймёте...
сначала вам придётся умереть..."
 
Скольжу по тонкой плёнке бытия,
а там, под ней, как чёртик в табакерке,
ждёт бездна, для которой ты и я
всего лишь тень бегущей водомерки.
 
 
  Всякий раз, когда я пытаюсь писать о смерти
 
Всякий раз, когда я пытаюсь писать о смерти,
наивно себя утешая, что смерти, конечно, нет,
надо мной потешаются здесь и в небесной тверди.
 
Ведь всякий раз, как только я выключаю свет,
и тьма вливается в комнату из дверного проёма,
робея сначала, но после смелей, смелей,
из тьмы выступает она, кивает как давней знакомой,
и пахнут прелыми листьями стареющих тополей
пальцы её, внимательные, как у слепого.
 
Она неотрывно смотрит.
 
Вибрирует в горле слово – тяну на пределе "омммм".
 
Она говорит:
– Пойдём,
покажу тебе тёмные реки и белые города.
Я тобой, пожалуй, горда – ты смела, как все идиоты.
 
Гладит по волосам, улыбается большерото,
и легка ладонь её, ладонь её молода,
но тверда, как жена библейского Лота,
окаменевшая на содомских скалах
от боли за всех остающихся грешных и малых.
 
Немоту перебарывая, шепчу сипло:
– Нет тебя! ... Нет?
 
Она кивает:
– Как пожелаешь, милая...
Придумай любой ответ.
Могу не быть, сама понимаешь, мне безразлично.
 
Вспархивает на подоконник – смешная такая птичка,
немного растрёпанней воробья,
и барабанит клювиком.
 
Твоя.
Моя.
Ничья.
 
 
   К семнадцати день выгибается по-кошачьи
 
К семнадцати день выгибается по-кошачьи,
жмурится щёлками полуразбуженных фонарей,
катит остаток рабочего времени, словно мячик,
гонит его к порогу — скорей, скорей!
 
В сумку летят вселенные и отчёты,
флешка с молчальными письмами, блеск для губ.
"Молнией" резко вжикнув, припомнишь что-то,
но снова "что-то" рассеется на бегу.
 
Сумрачный город растоптанных остановок,
чрево железного зверя, нечуткий свет,
взгляд незнакомца тягуч и прилипчив, словно
он — шерстяная нитка, а ты — вельвет.
 
Отгородившись хрупкой стеной молчанья,
ты проживаешь долгие полчаса,
остро мечтая о пледе и кружке чая —
как о самой возможности помечтать.
 
... Там, за порогом, гуляют единороги —
мерно дыхание жизни, круглы бока.
Определённо, к ним кто-то приставлен богом,
и до эдемского змея — века, века...
 
В сумке вселенные полнятся светлячково,
в письмах намоленных шепчутся мотыльки.
 
Вжикает "молния" — и вылетает слово
в город потёртых улиц и хмурой зги.
 
-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-
 
 Книги, опубликованные на сайте (Published by docking the mad dog):
 
                   
Поиск по сайту

Мы в соцсетях
facebook twittwer youtubeподпискаПодпишитесь на рассылку

Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Архив записей

Друзья сайта
МЕГАЛИТ. Евразийский журнальный портал.
Электронный журнал «Точка ZRения»
 Book on the Move – независимые издатели электронных книг
 Материалы для самостоятельного изучения английского языка:словари, видеоуроки, книги,программы Ирина Бебнева на сервере Стихи.ру Читать Book on the Move


Новости сайта
[16.12.2016]
[Современная поэзия]
Яков Рабинер. Мой Сатирикон
(0)
[10.07.2016]
[Современная проза]
Яков Рабинер. Бодлер
(0)
[05.05.2016]
[Современная поэзия]
Яков Рабинер. Глубокая провинция души
(0)
[07.02.2016]
[Современная поэзия]
Яков Рабинер. Фрески.
(0)
[26.12.2015]
[Docking the Mad Dog представляет]
Иван Храмовник - Коварство и кавай
(0)
[06.12.2015]
[Современная поэзия]
Светлана Чернышова. От Японского до Эвксинского.+
(1)
[04.10.2015]
[Самиздат]
Наталья По. Я не знала еще...
(0)
[13.09.2015]
[Учебная литература]
Яков Рабинер. Крещендо
(0)
[24.05.2015]
[Современная проза]
Ангелина Злобина. Странная моя птица - 2-е издание
(0)
[10.05.2015]
[Учебная литература]
Якоа Рабинер. Пушкин и Лермонтов. Заметки на полях биографий
(0)



Поддержи проект
Книги для наших авторов мы создаем бесплатно. Однако вы можете поддержать проект, оказав ему некоторую материальную помощь.


Copyright Book on the Move © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz

                                                                        Главная Библиотека Новинки библиотеки Каталог авторов Статьи Скачать FAQ Написать нам Поиск


Рейтинг@Mail.ru Push 2 Check Счетчик PR-CY.Rank