Воскресенье, 25.06.2017, 23:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Docking the Mad Dog представляет [43]
Электронные книги в формате epub, скомпилированные и изданные Николаем Мурашовым
Самиздат [16]
Авторские издания электронных книг
Классическая литература [0]
Литература, вошедшая в золотой фонд
Современная проза [34]
Прозаические произведения современных авторов
Современная поэзия [42]
Стихи современных авторов
Учебная литература [7]
Учебники по разным отраслям знания
Изучаем английский [5]
Все для изучения английского языка
Детская литература [4]
Книги для детей

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 198

Twitter

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Социальные сети

Программы для чтения epub

Главная » 2014 » Апрель » 3 » Ингрид Кирштайн. Безответности
08:40
Ингрид Кирштайн. Безответности

Книга стихов
Published by: Ирина Бебнева
Date published: 04/03/2014
Available in Ebook (ePub) 

АНТОЛОГИЯ (НЕ)ВЫМЫШЛЕННОГО СУЩЕСТВА
 
Одной из самых интересных книг, которые я когда-либо держал в руках, была «Антология вымышленных существ». Чем больше вникаешь в невероятные формы всех этих русалок, мантикор, гарпий, единорогов, сфинксов, тем больше они тебя зачаровывают и не то чтобы уводят в сказку или в какую-то фантастическую страну, но скорее направляют воображение и интуицию в сторону некоторой реальности, столь простой и глубокой, что она не дается будничному взгляду, убегает от зрения, выучившегося контакту с миром на самых ординарных и повторяющихся изо дня в день, надоевших, зато безопасных образцах. Можно вспомнить остроумное замечание Рильке о том, что единорога никто не видит, потому что не знает, как он выглядит на самом деле.
Может быть, эта анатомическая фантастика бестиариев и служит цели привлечь внимание к существам, которых мы не видим, потому что не знаем, как они выглядят «на самом деле». А соприкоснувшись с этими странными, «топорщащимися» формами, начинаем догадываться, что возникли они не на пустом месте, что за ними расположено что-то, чрезвычайно нужное нам – может, от того, что трогательное, или спасительное, или вдохновляющее к новой жизни и новым открытиям, а может, предупреждающее об опасности, хоть мы этого не видим. Но можем увидеть, если остановимся и вглядимся.
В центре книжки Ингрид Кирштайн находится образ, который принято называть «лирическим образом героини», но мне не хотелось бы этого делать. Понятно, что такой образ поэтического собрания располагается где-то между автором, читателем, бытом, воображением и культурой и всецело не относится ни к одной из этих «территорий», хотя и соприкасается с каждой. К тому же героиня этих стихотворений как раз и не лирична. Она больше спрятана, чем обнаружена. Она мерцает. В общем, она является нам как уловимо-неуловимый персонаж, наподобие того самого Единорога, про которого все знают, но никто его не видел. Двойная жизнь героини, в полном смысле этого слова, – кажется, принципиальный подход к той поэтике автора, в которой эта героиня существует.
Второе, что объединяет книжку с рассказом о вымышленных существах, это ее, книжки, сплошная и сквозная эклектичность.
 
Нет, серьезно, бывает, что и Муза расплачется,
и вплетется в строчки что-то вроде души,
а примета верная – след слезы обозначится,
значит, просто стихи уже – не свои, не чужи.
   
Вот, сплошная эклектика. Хоть, как «ню», простая.
Пожалеть бы зеркало в помрачении льда.
Но без вороха слов разве кто узнает,
что под черной дырой угнездилась звезда?
 
 «Сплошная эклектика» – говорит о своих стихах и своей героине автор. В чем же эта эклектика выражена? Прежде всего, в смешении стилистик, поэтик, языковых стилей. Создается такое ощущение, словно пласт русской поэтической культуры, расположившейся в хронологической последовательности, внезапно взорвали, и все приметы и осколки эпох, манер и словарей перемешались, зависли в воздухе и предлагают автору воспользоваться ими без учета какой-либо классификации или принадлежности к определенному стилю.
 
…Экстаз перемолчанья
Нагую молнию под лунный лед упрячет. 
 
О тонкость близкая, чья суть, блеснув, исчезла
В молчанья оттепель, под соловьиный морок…
Смотрю в глаза твои – зарок, что столь не зорок,
Мне цвет их – истина, приподнята диезно.
 
Поэтика Игоря Северянина сразу же бросается в глаза. 
И если бы дело ограничилось только ее присутствием, можно было бы говорить о не очень хорошем подражании. Но все обстоит намного более интересно. Если вглядеться внимательнее, то вы увидите здесь и Державина: «нагую молнию под лунный лед упрячет», и Баратынского («О тонкость близкая, чья суть, блеснув, исчезла»), и Мандельштама («зарок, что столь не зорок»), и вновь Северянина: «приподнята диезно». Державин же присутствует особенно явно – с неологизмами и неожиданными виртуозными ходами, словно бы опередившими возможности современной ему манеры письма. 
Речь идет, таким образом, не о подражании, а об определенном поэтическом принципе, сознательно или бессознательно осуществляемом автором на протяжении всей книжки, – где-то более, а где-то менее последовательно. Подобно фантастическому существу, соединившему в своей загадочной форме крылья орла, голову собаки и хвост дракона, такие стихи, являясь, действительно, эклектичными, тем не менее, осуществляют парадоксальным образом завершенное (ну, или почти завершенное) формообразование, цельное и впечатляющее. Словом, эклектика не рассыпается на свои разнородные осколки, но оживает, потому что, сложившись вместе, образовала не скульптуру, а живое существо, способное к продолжению жизни среди остальных «невымышленных» персонажей. Словом, в вымышленном Пегасе жизни больше, чем в невымышленном льве. Правда, жизнь эта протекает по несколько другим правилам.
Собственно, речь идет о том, чтобы увидеть невидимое.
 
Но без вороха слов разве кто узнает,
что под черной дырой угнездилась звезда?
 
Узнать невидимую жизнь, расположившуюся за «черной дырой» нашего автоматического восприятия. Обнаружить ту реальность, на существование которой указывают обитатели «Зоологов» и «Антологий вымышленных существ». Поэтика – та же самая. Только на месте крыльев, хвостов и перьев в стихотворениях Ингрид Кирштайн расположились осколки разных поэтик и сложившийся воедино (приняв форму стихотворения), раздробленный, как стекло, образ мира.
Слова трудно и непривычно соединяются во фразы и строфы в этих стихотворениях. Такое ощущение, что прежде в таком порядке и в таком контексте многие из них не употреблялись – и это примета авангардного стиля. Иногда приходится делать усилие для того, чтобы досмотреть строфу до конца, выявить ее значение, но оно того стоит. Неожиданные смыслы – вспыхивают, удивляют, ворожат.
Но если в Бестиарии речь все же идет о животных, то в книге мы имеем дело с человеком, но с человеком необычным. Тот смысловой взрыв, который развеял по ветру зеркальные осколки разнородных стилей и стихов, – словно вживился в само тело героини. Больше того, без этого вживления стихотворение бы не ожило, не сложилось в существо, не замкнулось бы вокруг собственной жизни. Источник питания, источник жизни стихов – это запрятанное в дереве тело дриады, гонящее кровь через строки и строфы, которые только и живы, что этим сердцебиением.
 
Вот теперь, наглотавшись химических едких похвал,
я страдаю вдвойне.
Жалкий ранний мой цвет 
ты – до одури ранний! – сорвал 
и забыл по весне.
 
Что с того, что в слезах хороша и в листве,
и поет соловей
о глубоких корнях, о проявленной вглубь синеве
по сирени моей.
 
Ты узнал меня в дни неуемной пустой болтовни
воробьев на ветру…
                                      («Дриада»)
 
Такое тело скорее напоминает фантастические кадры из фильмов о будущем, где сочетается робототехника, бионика и живой человек. 
Недаром в стихах так часто встречаются разбитые зеркала и «черепки разбитостей нарядных». Но это снаружи. Внутри живет источник жизни: звезда или душа – но, конечно же, это – слова-коды, слова символы. Именно от этого источника расходятся слова, потом – более материальные вещи, тела, трамваи, все остальное БОЛЬШОЕ СУЩЕСТВО в такой вот последовательности: 
 
Это здесь мерцала душа, становясь письмом.
Безнадежной надеждой, бабочкой сверх огня.
Этот почерк горел и тек, как не скажешь ртом,
словно мох сквозь камни, врастая в тебя, в меня.
 
Все, что будет, – трамвай, трава, соловьи, слова, –
Малостранский остров запущенных вглубь корней
обтечет. Тональность правды поймать сперва
и в дорожках кладбища грусть заплести живей.


И прежде всего надо поймать «тональность правды». Сегодня в поэзии это процесс мучительный и небезопасный. Правда, искренность, подлинность, о которой Конфуций, например, знал, что именно она движет звездами, волнами и людьми, сегодня стала лишним словом. Говорить о таких вещах в стихах всерьез – это подставляться, это терять свою защищенность, это повод быть обвиненным в дурном вкусе.
Героиня стихов – искреннее, живое и незащищенное существо. Но жизнь, которая плещется в ней, не может быть спрятана. Тем не менее, она зашифрована. К святыне не должны вести легкие пути – чтобы добраться до Грааля, нужно решить множество задач и совершить множество усилий. До какой-то степени из них Грааль и рождается. Поэтому в стихах вы столько раз обнаружите слово «след»: «а примета верная – след слезы обозначится», «теплился след змеи», «кристаллик следа тоски», «и я кутаюсь в сказанных слов следы» и так далее. Зачем же столько следов, неявных форм присутствия того, главного, о чем напрямую сказать нельзя? К чему или к кому эти следы ведут? Да к самой жизни героини, к звезде, спрятанной за ворохом слов. 
Есть вещи неназываемые, выявить которые целесообразней как раз при помощи не указки, а маскировки. При помощи зашифрованности поэтики. При помощи почти что самопародии, почти что срыва в дурной вкус. Вот тут-то и возникает это трогательное и грациозное чудовище поэзии – огромный неуклюжий дикобраз, который словно не знает, куда ему девать свои колючки, не столько прячущие его, сколько выявляющие. 
А если всмотреться пристальнее, то мы увидим не колючки и шерсть, а тонкое женское лицо, усталое, но полное жизни, замкнутое, но бесконечно отзывчивое, ранимое, но идущее на риск открываться вновь и вновь. Его не всегда легко распознать за ворохом иносказаний, непрямой речи, обмолвок, имитаций, цитат и пародий – но все это «следы» и «знаки», ведущие к тому, что неназываемо. 
 
истаивают спутники и знаки
то бабочки билетов театральных
то скомканные пленки и перчатки
то суетные в храмах города
 
три лошади утопленные в лаке
с красоткою в объятьях пасторальных
сквозь зеркало под ними без оглядки
лишь серая полночная звезда


И даже сами знаки способны истаять, потому что время уносит всё. Но кое-что остается, всему вопреки. То, что неподвластно распаду. Что именно? Думаю, что прочитав стихи Ингрид Кирштайн, читатель сумеет сам ответить на этот вопрос.
 
Андрей ТАВРОВ


epub logoФормат ePub (1,03 Mb): скачать с сайта

 

 
Если Вы начинающий пользователь, и есть трудности с открытием формата на компьютере, скачайте и установите программу Azardi (Для пользователей Mac OS, Linux, Windows)
http://azardi.infogridpacific.com/index.html
Либо скачайте CoolReader 3 (читает ePub, fb2, doc, txt) (Windows) 
http://www.softportal.com/software-3843-cool-reader.html
 

https://www.dropbox.com/s/83guynn9a39bda2/bezotvetnosti1.exe - файл в виде листающейся книги. Открывается при скачивании на персональный компьютер с OS Windows.

     Короткая ссылка на данную страницу: http://goo.gl/ncwkdV
Категория: Современная поэзия | Просмотров: 1736 | Добавил: twinky | Теги: своременная поэзия, поэзия, Ингрид Кирштайн, стихи, скачать epub | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту

Мы в соцсетях
facebook twittwer youtubeподпискаПодпишитесь на рассылку

Календарь
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей

Друзья сайта
МЕГАЛИТ. Евразийский журнальный портал.
Электронный журнал «Точка ZRения»
 Book on the Move – независимые издатели электронных книг
 Материалы для самостоятельного изучения английского языка:словари, видеоуроки, книги,программы Ирина Бебнева на сервере Стихи.ру Читать Book on the Move


Новости сайта
[16.12.2016]
[Современная поэзия]
Яков Рабинер. Мой Сатирикон
(0)
[10.07.2016]
[Современная проза]
Яков Рабинер. Бодлер
(0)
[05.05.2016]
[Современная поэзия]
Яков Рабинер. Глубокая провинция души
(0)
[07.02.2016]
[Современная поэзия]
Яков Рабинер. Фрески.
(0)
[26.12.2015]
[Docking the Mad Dog представляет]
Иван Храмовник - Коварство и кавай
(0)
[06.12.2015]
[Современная поэзия]
Светлана Чернышова. От Японского до Эвксинского.+
(1)
[04.10.2015]
[Самиздат]
Наталья По. Я не знала еще...
(0)
[13.09.2015]
[Учебная литература]
Яков Рабинер. Крещендо
(0)
[24.05.2015]
[Современная проза]
Ангелина Злобина. Странная моя птица - 2-е издание
(0)
[10.05.2015]
[Учебная литература]
Якоа Рабинер. Пушкин и Лермонтов. Заметки на полях биографий
(0)



Поддержи проект
Книги для наших авторов мы создаем бесплатно. Однако вы можете поддержать проект, оказав ему некоторую материальную помощь.


Copyright Book on the Move © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz

Рейтинг@Mail.ru